Фильм с Табаковым в Софии показали за четыре дня до его смерти

«Полеты во сне и наяву»: в Болгарии вспомнили Сергея Параджанова и советский поколенческий фильм Романа Балаяна

На Софийском международном кинофестивале, который проходит в эти дни, показали советский фильм «Полеты во сне и наяву», снятый в 1982 году. Без всяких дат, как шедевр. Пригласили из Киева его режиссера Романа Балаяна и чествовали как бога, отметив за вклад в кинематограф на церемонии открытия фестиваля.

Хохрякова Олег Табаков и Олег Янковский в фильме «Полеты во сне и наяву».

В тот момент еще жив был Олег Табаков, сыгравший в этой знаковой для нескольких поколений картине не большую, но яркую роль Николая Павловича. Его герой скажет другу и сослуживцу Макарову Олега Янковского: «Эх, Серега, как я тебе завидовал в институте. А теперь все у тебя кувырком». И тут была вся правда о потерявшихся во времени ровесниках. Однажды Янковский признался в нашем разговоре: «Это любимейшая моя картина. В моей жизни тогда был не лучший период. Состоялась премьера «Гамлета» в Ленкоме не так, как бы хотелось. Вышла жуткая рецензия Натальи Крымовой, назвавшей меня статистом. Впервые я получил так много ударов и закусил удила. А когда артист разозлится, он направляет всю энергию в дело, чтобы доказать: я кое-что могу». На роль сорокалетнего Макарова в «Полеты…» Балаян изначально пригласил Никиту Михалкова, а потом увидел, как Янковский разрезает лимон в «Мы, нижеподписавшихся» Лиозновой. Утром ему позвонил. Михалкову дал отбой, предложил другую роль. Вспоминая Янковского, Балаян говорит, что по его лицу трудно было определить, что он за человек, и его актерский диапазон простирался от святого до мерзавца.

Представил Роман Балаян и документальный фильм о своем друге Сергее Параджанове «Ночь в музее Параджанова». Зрители оказываются в опустевших полутемных залах. Экспонаты оживают, куклы из рам вглядываются в вечность, и становится жутко, повеет смертью. Лишь под утро морок развеется, как только прокричит петух, — не живой, а сделанный Параджановым из бусин, осколков, оберток. Целый день был посвящен Параджанову: показывали его фильмы «Цвет граната» и «Ашик-Кериб», грузинский фотограф Юрий Мечитов выступил на тему «Тбилиси и феномен Параджанова», директор ереванского музея Параджанова Завен Саркисян привез небольшую часть своей коллекции. В мероприятиях участвовал режиссер Арутюн Хачатрян, недавно возглавивший Союз кинематографистов Армении.

Читайте также  "Матроскин Табакова не менее важен, чем Гамлет Смоктуновского"

Открылся фестиваль картиной «Ага» болгарского режиссера Милко Лазарова по мотивам рассказов коренных народов Севера, который снимался на берегу реки Лены с участием якутских актеров. Среди создателей картины России нет, только Болгария и Германия. По словам Милко Лазарова, подобная история могла произойти в любой точке мира, а Север выбран потому, что там все ощущается гораздо острее, а чувства кристальны, как куски люда на экране. Главного героя — отца — зовут Нанук. Его имя навеяно фильмом «Нанук с Севера» Роберта Флаэрти 1922 года. Изначально рассматривалось еще два региона для съемок — Канада и Гренландия, но в итоге выбор пал на Якутию. Работать пришлось в трудных условиях при температуре минус 40. Якутские актеры говорили на родном языке, болгарского не знали, но понимали режиссера на космическом уровне.

Отец, мать да пес породы маламут — вот три главных героя «Аги». Актеры Феодосия Иванова, Михаил Абросимов да их четвероногий друг Гектор провели съемочные дни в условиях вечной мерзлоты. Роль дочери, именем которой назван фильм, сыграла молодая актриса Галина Тихонова. Она появится на считаные минуты, как почти все дети, уезжающие от родителей из тундры в большую жизнь. «Ага» поражает красотой бескрайних снегов, уходящих к горизонту, величием северной природы. А метафорой картины стала… дыра. Она зияет в животе у матери — черная, страшная, которую она усердно лечит народными средствами, доступными в условиях тундры. Дыра — это путь в ад. Нанук пробивает дыру во льду, но оттуда пойдет прозрачная как кристалл вода, и тут она — источник жизни. В дыру, по словам режиссера, может угодить любой из нас. Поскольку любимый фильм Лазарова — «Смерть в Венеции» Лукино Висконти, где звучит 5-я симфония Густава Малера, то и здесь она использована, что придает масштаб происходящему. Но подняться к звездам, выйти за пределы повседневности режиссеру не удалось. Хотя этнографическая составляющая сильна, быт северных народов поражает воображение. Удивительно, что режиссер из южной страны, совсем с другим менталитетом отправился на российский Север, где совсем другая жизнь, и попытался в ней разобраться. Это так же неожиданно, как и интерес болгарских зрителей к давней советской картине «Полеты во сне и наяву», когда, казалось, и небо было другим. А теперь Роман Балаян не бывает в России. В Болгарию он прилетел из Киева, где живет, через Стамбул.

Читайте также  В Пушкинском музее представили приложение дополненной реальности: шедевры ожили

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.