Дата и время ribbon
» » Мария Максакова: «Даже Марлен Дитрих не хаяли с такой силой и ненавистью»
23-07-2017 18:05 Информационное агентство «RUSNEWSINFO»/КУЛЬТУРА/ Мария Максакова: «Даже Марлен Дитрих не хаяли с такой силой и ненавистью»

Мария Максакова: «Даже Марлен Дитрих не хаяли с такой силой и ненавистью»

Оперная дива не исключает, что ее могут похитить


Марии Максаковой исполняется 40 лет. Помимо всех бед, трагедий и страданий, выпавших на долю этой женщины в этом году, еще и такой стремный «день варенья». По распространенному на Руси дремучему поверью эту дату праздновать ни в коем случае нельзя — а то навалятся несчастья. Многие поэтому шарахаются от поздравлений в такой год, словно черти от ладана, особенно сейчас, когда царит тотальное «почвенничество» и наковыриваются «духовные скрепы».

Мария Максакова: «Даже Марлен Дитрих не хаяли с такой силой и ненавистью» С актером Алексеем Горбуновым на кинофестивале в Одессе.

Но в случае с Марией — куда уж больше, этих несчастий! Навалились, получается, загодя. Поверья вышли наоборот. Отъезд в Украину в декабре после «проигранных» выборов — как ее, депутата от правящей «Единой России», так и ее мужа, заседавшего в Госдуме в коммунистической фракции, — фактически стал бегством Дениса Вороненкова от уголовного преследования. Оно тянулось долго и вяло, но, лишившись депутатской неприкосновенности, экс-депутат понял, что пора уносить ноги. Блистательная Мария, которая была яркой звездой и украшением не только серой в своей массе Думы, но и музыкально-светского пространства, последовала за мужем. Верная жена, пожертвовавшая всем ради всепоглощающей кошачьей любви, в итоге осталась вдовой.

В марте Денис был убит в Киеве, следствие продолжается, а Маша с годовалым Ваней на руках осталась не только один на один перед гримасой злой судьбы, но и перед ополчившейся на нее шакальей стаей всевозможных пропагандистских СМИ, которые превратили ее жизненную драму, как она выражается, «в омерзительный водевиль». Считает, что специально и по заказу. Однако на эти удары и вызовы оперная дива ответила неожиданным образом — стала еще более обаятельной и привлекательной. Как у нее это получилось, она рассказала «МК» в сегодняшнем «юбилейном» интервью.

* * * 

— Маша, не знаю, насколько ты суеверный человек, поэтому поздравлять, не поздравлять тебя с 40-летием?

— С Денисом я шутила, что буду, кажется, первой женщиной в его жизни, которая перейдет с ним 40-летний рубеж. Он тоже очень веселился по этому поводу, и если бы был жив, то я, конечно, еще КАК отмечала бы (юбилей). Суеверия меня мало волновали. И хотя я себя чувствую окруженной вниманием и заботой со стороны Украины, украинцев, но в моей нынешней ситуации грусти хватает, и, конечно, нет внутреннего настроя на какие-то празднования. Огромная по Денису тоска, очень по нему скучаю. Так что отмечать не буду, но не из-за суеверий.

— Ты по-прежнему в центре внимания и в Украине, и в России, хотя градус этого внимания совершенно разный. А ты подкидываешь поленьев в топку — после нашего с тобой громкого дефиле на «Евровидении» вышла недавно в люди на одесском кинофестивале — с новой модной прической, в шикарном платье и мехах... Классное фото с киноактером Алексеем Горбуновым — звездой «Статского советника», «Стиляг», «Саранчи», не считая прочего! Как он, кстати?

— Он живет в Украине. Он тоже пострадал от того, что достаточно резко высказал свою позицию. Он потерял в России контракты, которые у него были, хотя очень яркий и талантливый актер. Он очень ответственный гражданин Украины.

— Посмотрела какое-то интересное кино? У нас-то на михалковском фестивальчике весь мат запикали даже на специальных показах для взрослых, так что вышел полный отстой…

— Мало что успела посмотреть, я приезжала только на открытие. Но побывала на концерте у Алексея (Горбунова), чему очень рада. На открытии была очень тронута французско-бельгийским фильмом «Чтобы быть уверенным», глубоко эмоциональной лентой, она мне понравилась и задала высокую планку всему фестивалю. Открыла для себя совершенно блистательную украинскую женскую театрально-музыкальную группу Dakh Daughters. Они работают в невероятно красочном жанре фрик-кабаре, и, насколько я знаю, в Европе их считают одними из ярких украинских музыкальных открытий последнего времени.

— Как Onuka, которая взорвала гостевым сетом гранд-финал «Евровидения» в Киеве?

— Это разные жанры, но в знаменателе всегда самобытность, неординарность, яркая идея, профессионализм, мощная харизма — то, что делает творческое явление или высказывание подлинным событием. Таких событий за мой короткий визит в Одессу было на удивление много. Для меня, конечно, кульминацией стала стоячая овация, которую зал устроил великолепному Михаилу Жванецкому и — заочно — узнику совести режиссеру Олегу Сенцову… Но главное впечатление — сама атмосфера. Вот пример: много людей, участников, зрителей, автомобилей. Мы подъехали на красную дорожку. Столпотворение. Но организаторы, служба безопасности настолько вежливо со всеми разговаривали: «Извините, — говорят, — вам не было бы удобно немного сдать назад, потому что тут машина еще одна проезжает…». И так далее. Везде! И все прекрасно у них получилось! Это так резало слух, глаз — понимаешь! Потому что я еще не отвыкла от того, как у нас это обычно происходит — лают ведь как гауляйтеры, смотрят как волки… И попробуй не отойди — еще и по роже схлопочешь… Солнце у них, что ли, тут другое, воздух?!. И, конечно, для меня эта поездка стала открытием Одессы, своеобразным Рубиконом. Я была вынуждена его перейти, чтобы заявить всем и прежде всего самой себе: моя жизнь продолжается, несмотря ни на что. И я очень благодарна всем, кто это понял.

— А здесь тем временем на ТВ только и трещат, что о «психотропных веществах», под воздействием которых ты стала такая невменяемая…

— Вот в ответ на это я в том числе и поехала в Одессу. Пусть смотрят — на «психотропную»-то! Ха-ха-ха! Но вообще-то у меня никогда не было даже малейшего интереса ни к чему подобному. Даже когда мне прописывали обычные успокоительные после того, что произошло в марте (убийство Вороненкова. — Ред.), я не стала это принимать, потому что знаю, что даже от слабого успокоительного препарата может возникнуть зависимость. Я очень ценю свободу и ясность своей разумной мысли, знаешь ли… Конечно, это был очень неожиданный для меня поворот их фантазий. У меня даже возникло ощущение, что в этой своей злобе они сами наглотались чего-то психотропного. Видимо, все аргументы у них уже исчерпаны, и бороться со мной по существу, отвечать аргументированно на какие-то мои высказывания они уже не могут, или, точнее, не знают как… Притом что я говорю только то, что реально видела, знаю, слышала собственными ушами, где я присутствовала. И все, что говорю (об убийстве мужа), я могу спокойно подтвердить фактами и свидетельствами. И они знают это прекрасно.

— Ты не поняла! Здесь говорят скорее не о том, что ты сама, а что тебя исподтишка какие-то злодеи накачивают всякой гадостью, поэтому ты такая буйная…

— Это, конечно, дико всех здесь веселит. Я ношу с собой в сумке какие-то ментоловые конфетки и как раз на фестивале достала их, другим предлагаю, а все ржут: Маша, тут про тебя такое говорят, ну его, твои конфетки…

— Они считают, что таким образом, видимо, вразумят тебя вернуться, покаяться и зажить счастливо, обласканной пожизненной заботой Минкульта и прочих искусствоведов в штатском?

— Все время я говорю одно и то же: для того чтобы выстраивать со мной какой-либо конструктивный диалог, надо не изображать поиски виновных (в убийстве Вороненкова. — Ред.), а либо вести полноценное собственное следствие, либо сотрудничать с украинским следствием, оказывая всяческую юридическую помощь, и, соответственно, привести виновных на скамью подсудимых. Вот что должна делать Российская Федерация, а не кричать вот это всё… Кто это проплачивает, зачем это происходит?! Почему это началось за две недели до убийства и продолжается до сих пор?! Остается только гадать, но на своем опыте я знаю, что если звезды зажигают, значит, это кому-то нужно… До тех пор, пока я буду понимать, что они покрывают этих убийц, заказчиков, придают всему этому характер водевиля на каких-то телешоу, ни о какой смене риторики или моих планов, или о моих визитах речи быть не может. Я просто женщина с ребенком на руках. Точка. И они должны наконец остановиться… А этот мерзейший вброс, что Денис жив и готовится к пластической операции в Израиле!.. Уму непостижимо! Они перешли все мыслимые границы…

— Они — это кто все-таки?

— Те, кто это сделал, кто убивает на территории сопредельного государства гражданина другой страны, кто это покрывает и кто заказывает омерзительную кампанию прикрытия с рассказами о психотропных накачках «обезумевшей» вдовы...

— Недавно на прямой вопрос ты однозначно ответила, что в этой драме не видишь воли Путина…

— Я еще раз говорю, что, с моей точки зрения, он действительно не имеет к этому никакого отношения. Просто я очень бы хотела, чтобы такое отношение было проявлено к грамотному и всестороннему расследованию, потому что я не понимаю, как можно оставаться нейтральным к такой трагической и скандальной истории, когда действиями весьма высокопоставленных и влиятельных преступников не то что разрушена конкретная семья, человеческое счастье — понимаю, что для них это малозначащие дефиниции, — а серьезно задета репутация государства.

Мария Максакова: «Даже Марлен Дитрих не хаяли с такой силой и ненавистью»

* * *

— Ты живешь уже в другой реальности, и оттуда, наверное, особенно диким выглядела история с «переносом» балета «Нуреев»? Я читал пару заметок в европейских и американских газетах — они в столбняке, впечатлительные очень…

— Ой, а я как раз тебя хотела спросить, что там на самом деле происходит…

— Да ничего хорошего…

— Если бы я работала там, где работала прежде, то, наверное, точно бы знала, в чем причина. Со стороны это выглядит, конечно, целенаправленной заказной кампанией против конкретного человека, режиссера Кирилла Серебренникова, потому что сперва его «Гоголь-центр», затем срыв его спектакля, да еще такой громкой премьеры в Большом. Шум действительно на весь мир. Все выстраивается в звенья одной цепи и носит характер системной травли, которая, если рассуждать более общо, становится нормой в отношении государства не только к искусству, деятелям культуры, если они становятся неугодными, но и в целом ко всему обществу. И общество, к сожалению, пока это терпит. Представить себе похожую ситуацию где-то в Европе или в Америке, чтобы спектакль был отрепетирован, готов, вот-вот премьера в театре мирового масштаба, и кто-то вдруг взял и запретил, и все сошло с рук!.. Это действительно дикость, причем даже по меркам нашего не столь давнего прошлого…

— Эта усугубляющаяся атмосфера, видимо, тоже одна из причин, по которым ты не рвешься сейчас возвращаться назад?

— Я уже сказала, что уехала от Левиафана. Это была не просто фигура речи, а содержательная фраза. Вот я два с половиной года в Москве ходила, просила, умоляла в своем положении, но ни один человек не стал мне по большому счету помогать. А здесь совершенно иначе. Люди, которые мне вообще ничем не обязаны, протянули руку, окружили заботой, стали помогать — и до беды в марте, и сейчас. Хотя я не училась здесь в школе, в институте, я не пела на украинских сценах, не писала хороших законов для Украины… Я все это делала в России, которая мне совершенно не помогла в трудную минуту. А здесь все произошло наоборот. Так что да, я уехала от Левиафана, но предварительно взглянув в его отвратительные глаза и даже предпринимая какие-то попытки бороться, но не вышло. Не хватило ни сил, ни знакомств, ни положения, ни даже дружеских связей. Мне в этом никто не хотел помогать, может, кто-то и сочувствовал, но не мог. А сейчас уже и сомневаюсь: сочувствовал ли? Все ведь знали, что Денис ни в чем не виноват, и сейчас это знают! Знают, что всё клепали, фальсифицировали с целью ему отомстить. Очень влиятельные люди, с которыми я общалась, не воспринимали всерьез это «следствие», прекрасно всё понимали, но не захотели с этим связываться, в это ввязываться. Его фактически вынудили уехать из страны, но и это не спасло. Своей цели так или иначе эти «мстители» достигли. И то, что происходит сейчас с Кириллом Серебренниковым, вызывает у меня, конечно, большое сочувствие к нему. Вполне осознанно вокруг человека создается вакуум, в том числе и творческий. А для творческого человека — это смерти подобно. Но это все-таки не прямая угроза жизни, как было в случае с Денисом… А все эти фальшивые заклинания из серии «Маша, вернись», думаю, имеют целью только одно — чтобы я была изолирована от украинского следствия, потому что те, кто совершил это убийство, боятся только одного: результатов украинского расследования. Больше они не боятся абсолютно ничего. Поэтому мне выделена государственная охрана — чтобы меня не выкрали, не вывезли куда-нибудь… Потому что есть большая вероятность, что и такое входит в планы тех, кто приказал убить Дениса.

— Ты днями удивилась, что после отмены «Нуреева» люди повозмущались в СМИ, в соцсетях, но на пикеты, мол, не вышли, как это «вполне естественно» случилось бы в любом другом месте — от Нью-Йорка до Киева, и сказала, что в такой общественной пассивности виновата не столько власть, сколько само общество, поскольку, мол, был такой запрос — на послушание... Неужели мы уже такие разные?

— В Украине огромный пассионарный дух у гражданского общества, там нет и никогда не будет построено так называемой жесткой «вертикали власти» по той лишь причине, что у людей основные ценности сильно отличаются от наших: это огромный культ семьи, детей, родственных связей, взаимопомощи, людской сопричастности, личностной независимости. У нас пассионарность проявлялась только при развале Советского Союза, и тогда на улицы в поддержку Ельцина вышли ведь сплошь коммунисты, потому что тогда все были коммунисты — 90 процентов партийности в стране. Но ни один человек не стал защищать режим, построенный на лжи, несмотря практически на причастность каждого к нему. Это был колосс на глиняных ногах. А дальше произошло то, что пассионарность была тихо задушена. Осмысленно, сознательно, целенаправленно. В XX веке такое происходило с несколькими странами, и это удавалось. Поэтому насколько любая страна или любое общество может такому противостоять, если вдруг у власти появляется такое искушение, мне трудно сказать. Это действительно сложный и неоднозначный вопрос.

— Послушай, но у нас сейчас только и разговоров, что про «культ семьи» да «духовные скрепы», которыми ты объясняешь украинскую пассионарность…

— Одно дело об этом говорить и превращать все в пропагандистское вульгарное клише, а другое дело, когда это действительное состояние и дух людей, общества. Психологически совершенно другая ситуация: здесь люди живут в радости, на позитиве, на ощущении добра и справедливости, даже преодолевая свои проблемы, которые тоже не самые простые. Тут идет, в конце концов, война! А у нас людей вечно запугивают, рассказывая, как будет страшно и ужасно, если они будут вести себя и жить не так, а иначе. И люди, насмотревшись телевизор, сидят и думают: ой, как страшно-то кругом, а у нас-то ничего еще, бог с ним, что никто нигде не выучился и не выучится, что живем мы, еле сводя концы с концами, главное, лишь бы не было войны. Пошлый и примитивный пропагандистский трюк. Отвратительный! Атмосфера страха и запугивания никогда не сцементирует общество как здоровый организм. Посмотри законы, которые продолжает в каком-то остервенении штамповать Дума! Против некоторых из них в том числе и я пыталась выступать, когда была депутатом. Они же все созданы в одном ключе — карательной запретительности. Так не живет ни одна цивилизованная страна.

Мария Максакова: «Даже Марлен Дитрих не хаяли с такой силой и ненавистью»

* * *

— Опять мы скатились в какие-то грустные материи. А ты тем временем, сидя вдовой в Киеве, внешне расцвела так, как этого не было даже в разгар твоих бурных романов и карьеры в Москве! Диссонанс какой-то между формой и обстоятельствами, хотя и очень вдохновляющий…

— Здесь несколько, конечно, факторов. Во-первых, мне не оставили никакого другого шанса и выбора. Когда все это произошло и мне казалось, что я на полном дне своей жизни, в этот момент с этого «низа» мне стали активно стучать со всех российских каналов. И я поняла, что у меня нет никакой возможности быть и выглядеть убитой жизнью, задавленной судьбой. В этом смысле им надо отдать должное за эту роль, потому что всеми своими глупостями они вынудили меня взять себя в руки. Как сказал кто-то из моих друзей, они не рассчитали, что напоролись на влюбленную женщину. Кому нужна ноющая, сопливая, убитая горем? Фигушки! Я мобилизовала все свои знания, умения, коммуникативные способности. И спасла меня, конечно, еще и любовь Украины, которая меня поддержала, когда в России меня топтала и унижала целая страна. Уже матом хочется ругаться: что я им сделала плохого?! Единицы же осмелились публично говорить обо мне добрые слова, а многие, которых знала, которым ничего плохого не сделала, даже дружила, тоже пустились во все эти низости и шельмование. Чешется прямо пофамильно перечислить, но остановлюсь.

— Забавно, что в качестве примера твоей окончательной деградации в изгнании была использована в том числе давняя фотография с обнаженкой из российского глянцевого журнала…

— Вот здесь, кстати, морально-нравственные принципы — это не пустое слово. И если бы я жила в Украине, то, может, я бы еще двести раз подумала, стоит ли мне сниматься в обнаженном виде, как это было тогда — у Екатерины Рождественской в ее «Караване историй».

— А ты там была хороша!

— Ну, может, и хороша, но это было очень давно. Была у них такая серия, если помнишь, исторических аллюзий. Хотя там был эротический оттенок, но я все-таки считала, что это художественное творчество. Там было много фотографий, обнаженных только две. Пусть публикуют, если хотят, рассматривают мои формы и рельефы. Но помимо этих «свидетельств» моего «морального падения» делаются еще какие-то потешные коллажи с моими фотографиями из Мариинского театра, с премьеры «Войны и мира» 2014 года, где рабочие сцены вывозят меня в раковине в роли Элен Безуховой во втором действии. Блистательная постановка Грэма Вика, дирижировал Валерий Абисалович Гергиев. Кадр с этой мизансценой облетел тогда весь мир, а теперь его преподносят как свидетельство моего «разложения»... Это как, это что?! А другая фотография — вообще не я, а какая-то девушка, танцующая в непонятных позах и видах! И они хотят потом, чтобы я с ними о чем-то разговаривала? Не понимаю только одного — цель-то какая? Что дальше?

— А что дальше?

— Конечно, в России остались люди, которые мне тихо сочувствуют, но настолько тихо, что их в общем-то не слышит никто. Боятся этой машины по уничтожению человека и его достоинства, которая, в отличие от других образцов машиностроения, доведена у нас до совершенства. Даже Марлен Дитрих, которая покинула Германию, пропаганда не хаяла с такой силой и ненавистью — я знаю, потому что много читала по этой теме.

— Но таких модных причесок, как в Киеве, ты в России никогда не делала. Почему?

— На самом деле, как бы ни хотелось этим пропагандистам видеть меня убитой и забитой, у меня здесь настолько мало времени, что некогда, как раньше, накручивать эти волосы, выпрямлять, начесывать… Поэтому нашла такой вот «мальчиковый» стиль. Все мои занятия красотой теперь укладываются утром в пять минут. Процедура отработана, моментально все высушивается феном, и самое большее — перманентный лак на ногтях, чтобы потом какое-то время этим тоже не заниматься… Я открыла фонд, который будет заниматься поддержкой одаренных детей в области академического искусства. Уже отслушиваю детей, у нас пока еще не так много людей, и многое приходится делать самой. Учу программу, которую мы скоро будем петь, учу украинский язык, у меня растет ребенок, я выстраиваю новые контакты, чтобы фонд работал и набирал обороты, создаем информационный портал. Начинаю с сентября и преподавательскую деятельность. Не хватает времени настолько, что могу даже пропустить обед. Наверное, получается, что этот режим и труд меня облагородили еще и физически. И скажу честно, у меня на это не то что времени нет, а и большого желания. И я очень хочу быть благодарной Украине, чтобы эта замечательная страна понимала, что не зря дала мне такой аванс. То, что я умею и делала всегда, я сделаю и здесь, но с еще большим рвением.

— Твоя «вынужденная» аппетитность — пусть и вдовы, но все-таки красивой молодой женщины — еще не спровоцировала на ухаживания какого-нибудь гарного хлопца, и все такое?

— Ну, я прямо так сейчас все и вывалила! Ты что — падре де Лайола? Исповедуйся, дочь моя?

— Тайна, покрытая пока мраком?

— Зачем нам мрак? У нас свет. Но скажу тебе, что, если бы не эта травля, я бы, может, еще долго находилась в параллельном мире с желанием соприкоснуться с душой Дениса во сне...


Убийство Дениса Вороненкова. Хроника событий



Будь всегда в курсе последних событий - следите за новостями черех ВК, FB, Twitter

Как Вася стал Лаймой

im
Ваенга объяснила любовь к Прибалтике: «Здесь не дорого, а фирменно!»

Чаки-Си: «Из-за урагана «Катрина» я чуть не закрылся от мира»

im
Джазмен Чарльз Элам III пригласил «МК» на танец

На "Славянском базаре" на Стаса Михайлова снизошло просветление

im
Воскресный день на «Славянском базаре» был отдан на откуп Стасу Михайлову, которого сложно сегодня

О чем говорит мужчина: Леонид Барац рассказал, чем заменить смысл жизни

im
Прелесть нашей профессии еще и в том, что ты знакомишься с человеком, узнаёшь его

О ком Тамара Гвердцители плакала на «Славянском Базаре»

im
Нынешний фестиваль «Славянский базар» в Витебске — с ярко выраженным международным уклоном

PuzzleWood: музыкальный взрыв на обломках

im
Не так давно музыканты отыграли большой сольный концерт

Театр мюзикла покидает Фили

im
Всё течет- все изменяется, вот и Театр мюзикла Михаила Швыдкого меняет «намоленную» дислокацию

Снятие «Нуреева» в Большом прогремело громче, чем сам легендарный танцовщик

im
Скандал со снятием перед самой премьерой спектакля «Нуреев» набирает все больше и больше оборотов

Юрий Стоянов: «Как ветер подует на голову, того и сыграю»

im
Пять лет назад он остался один. Был един с Ильей Олейниковым, и вот часть его души ушла, важнейшая

Олег Волчек: Такого беспредела в суде я раньше не видел

im
На днях правозащитника Олега Волчека оштрафовали на 585 рублей за участие в Марше нетунеядцев.

Даниил Гранин: «У нас поколение промахнувшихся»

im
О писателе вспоминает его близкий друг Людмила Фомичева, председатель Союза журналистов

Сергей Галанин: «Холод между рок-артистами растет из-за Украины»

im
Лидер «СерьГи» о музыкальных смыслах, позиции и терпении

Кобзон отправляет студентов Гнесинки поступать на юрфак

im
Застать в Москве артистку Наталию Москвину непросто

Аудио поздравления на телефон


Популярные новости

Новости России, новости Украины и Белоруссии - новостной портал

Новости России, новости Украины, новости Белоруссии - новостной портал

добавить на Яндекс

Погода в Москве, Киеве, Минске

Подписка на новости

Введите Ваш E-mail :



Обшественные новости

im

Представители "МК в Казахстане" оказались лучшими стрелками

Неизбежным следствием суетливой городской повседневности являются стресс и перенапряжение
im

Ради девушки улан-удэнец сдвинул с места 20-тонный трамвай

Спортсмен по пауэрлифтингу Максим Бухольцев выполнил свое обещание и сдвинул с места 20-тонный трамвай
>>Все статьи

Баннер

Анекдот

Всё о России >>> Все новости
Денежный мир >>Все статьи
2017 © Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки на сайт.